http://old.adilsoz.kz » Ру » Мони... » Анал... » / english / russian /  
 Подписка на новости
E-mail:
Отписаться  
 Новости | О фонде | Мониторинг | Наши издания | ЗиП СМИ РК | Законодательство | Законопроекты | СМИ РК | Политкорректность | Интернет-СМИ | Форум




Hivos Online / Home - Hivos Online, Humanistisch Instituut voor Ontwikkelingssamenwerking

International Freedom of Expression eXchange

The Organization for Security and Co-operation in Europe

Internews Network

Rambler's Top100

Рейтинг@Mail.ru

Центр поддержки региональной журналистики Шомшеков



 
2002

Аналитический отчет

по результатам мониторинга состояния свободы слова

за 2002 год

 

Глава 1 Истоки событий

Глава 2 Особенности политического, административного и правового климата в

стране, определявшие фактическое положение СМИ и журналистов

Глава 3 Нарушение прав средств массовой информации и журналистов

Глава 4 Конфликты. Обвинения,инкриминируемые СМИ и журналистам

Глава 5 Заключительные положения

 

 

Глава 1. Истоки событий

Международный общественный фонд защиты свободы слова «Адил соз» в 2002 году,

третий год подряд, продолжал наблюдение за состоянием свободы слова и ведение

мониторинга нарушений прав средств массовой информации и журналистов,

гарантированных Конституцией и законодательством Республики Казахстан.

Исходя из анализа предшествующих событий, мы прогнозировали на 2002 год

дальнейшее ухудшение ситуации со свободой слова и, в частности, ущемление прав СМИ

и журналистов. О назревающих переменах свидетельствовали многочисленные жесткие

публичные заявления высших лиц государства с нареканиями в адрес СМИ и

обвинениями их в ангажированности, недостаточном патриотизме и огульном

очернительстве. Одновременно на правовом поле выстроилась «тяжелая артиллерия» в

виде принятых в 2001 году Кодекса законов об административных правонарушениях и

поправок действующего закона «О средствах массовой информации». СМИ

отслеживались на источники финансирования, творческий потенциал и лояльность к

действующей власти.

Однако вряд ли кто в то время мог предположить, что последующие события

приобретут такой драматизм.

Первые громы и молнии прогремели и просверкали на политическом олимпе.

Последовали удаления с политического поля некоторых влиятельных игроков, уголовные

процессы над лидерами общественного движения «Демократический выбор Казахстана»

М. Аблязовым и Г. Жакияновым. При этом обществу дали понять, что, оказывается,

медиа-рынок давно монополизирован, так называемые независимые средства массовой

информации и журналисты поют с голоса некоторых амбициозных олигархов, то есть

используются как инструменты влияния и поэтому нуждаются в корректировках и

усекновениях.

Далее эти тенденции развивались вглубь и вширь. Многочисленные проверки средств

массовой информации многочисленными же правоохранительными и контролирующими

органами, возбуждение многих уголовных и административных производств,

инициирование гражданских исков, осуждение ряда журналистов, в том числе Сергея

Дуванова, приостановления изданий, отзывы лицензий и прекращения деятельности

многих СМИ составили контекст медийного года. При этом, как у нас водится,

«забылось» за неактуальностью, что средства массовой информации являются не только и

не столько видом бизнеса или инструментом влияния (что, кстати, в демократическом

обществе тоже совершенно нормально), сколько основным средством реализации

гражданами своих неотъемлемых конституционных прав и свобод – свободы слова,

получения и распространения информации.

В 2002 году при значительном количественном росте нарушений свободы слова, прав

СМИ и журналистов системность событий в сфере деятельности средств массовой

информации в основном сохранялась. В связи с этим, как и в прошлые годы, мониторинг

разделялся на три раздела.

I. «Особенности политического, административного и правового климата в стране,

определявшие фактическое положение СМИ и журналистов».

В этот раздел включались сообщения о событиях, имевших большой общественный

резонанс и определявших фактическое положение СМИ и журналистов, как правило, в

сторону его ухудшения. В 2002 году зафиксировано 246 таких сообщений.

II. «Нарушения прав СМИ и журналистов».

В раздел включались сообщения о прямых и однозначных нарушениях прав СМИ и

журналистов, установленных действующим законодательством Республики Казахстан. В

2002 году по этому разделу зафиксировано 525 сообщений.

III. «Конфликты. Обвинения, инкриминируемые журналистам и средствам массовой

информации».

В разделе собраны сообщения об обвинениях и конфликтах, которые подлежали

разрешению в судах и иных правоохранительных органах. Большинство таких обвинений

впоследствии не подтвердились, но изначально, когда подобная информация только

появлялась, они не могли быть однозначно отнесены к нарушениям прав СМИ и

журналистов. В этом разделе мониторинга 278 сообщений.

В общей же сложности мониторинг в 2002 году зафиксировал 1049 сообщений о

прямых или косвенных нарушениях свободы слова, прав СМИ и журналистов,

гарантированных Конституцией и законодательными актами Республики Казахстан. По

сравнению с 2001 годом количество зафиксированных правонарушений в отношении

СМИ возросло на 54,7%.

 

Глава 2. Особенности политического, административного и правового климата в

стране, определявшие фактическое положение СМИ и журналистов

В 2002 году фактические требования властей к СМИ и журналистам не изменились.

Чиновники всех мастей и рангов, как и прежде, похоже, считали, что главная задача

работников пера и микрофона – информировать общество об их достижениях.

Тон, как и в прошлые годы, задавали публичные и своего рода программные

заявления и выступления высших и иных должностных лиц государства. Так, уже в

начале года (выступление на совещании акимов 26.01.2002 г.) Президент РК Н.Назарбаев

по поводу деятельности и публичных выступлений представителей так называемой

радикальной оппозиции, в частности, сказал: «….весь этот набор хорош для

юмористических передач, но не для политической жизни страны. Власть просто

вынуждена прекратить этот балаган. Я поручил Генеральной прокуратуре совместно с

Министерством внутренних дел проанализировать все выступления политиков этих,

прессы за последние три месяца и привлечь к ответственности по закону всех, кого надо».

Или его же выступление 5 февраля в Астане на встрече с редакторами ряда ведущих

СМИ: «…. На сегодня на 15 миллионов населения страны у нас приходится 1525

действующих СМИ. Около 20% от их числа частично или полностью поддерживаются

государством, поскольку оно никогда не откажется от возможности иметь собственные

мощные СМИ… Но сегодня в стране более 70 самостоятельных телеканалов. Не

многовато ли для Казахстана?»

Пожалуй, наиболее откровенно высказал точку зрения властей на роль и место

средств массовой информации в стране аким Карагандинской области К.Мухамеджанов

на областном форуме журналистов 20.04.2002 года: «в области сегодня функционируют

158 СМИ, 117 из них - частные. К сожалению, объектом внимания последних в основном

выступают скандалы, сплетни, убийства. Для нас здесь все ясно. Мы также знаем, как и

для чего создают СМИ отдельные политиканствующие олигархи. Они рассматривают

прессу как средство защиты своей собственности, саморекламы, формирования

собственного положительного имиджа, обличения и нападения на конкурентов,

обеспечения себе депутатства с последующим приобретением неприкосновенности, для

защиты бизнеса и борьбы за власть или влияния на неё».

А блюститель законности – прокурор Костанайской области Амиржан Аманбаев

обрушился по местному телевидению в адрес СМИ с обличительной речью: «Не

принимаются меры по фактам распространения сведений, содержащих культ жестокости,

насилия и оскорбления личности (все это – уголовно наказуемые деяния, и все обвинения

в их совершении должны быть соответствующим образом доказаны –авт.), различного

рода видеофильмы с сюжетами убийств, истязаний, кровавых сцен разборок между

преступными группировками, порносюжеты заполонили экран… Не вникая в глубины

социальных проблем и экономическое положение государства, отдельные журналисты

считают за честь облить грязью сотрудников правоохранительных органов, в том числе

руководителей центральных органов республики… По телевидению несколько раз в день

передают сюжеты, в которых звучат оскорбления в адрес руководителей

правоохранительных органов, голословно ставятся под сомнение их решения. Этим

самым в обществе создается обстановка недоверия как к правоохранительным органам,

так и к органам власти в целом».

Давать правовую оценку процитированным обвинениям мы в данной статье за

неимением места не можем. Приходится только сожалеть, что прокурор области, похоже,

не знает, что оскорблением ст. 130 УК РК признает унижение чести и достоинства другого

лица, выраженное только в неприличной форме, а ставить под сомнение решения

должностных лиц – это как раз и есть те самые мнения, взгляды и убеждения, которые

гарантированы ст. 20 Конституции РК и ст. 2 Закона РК «О средствах массовой

информации» и свободу которых призван защищать прокурор.

В 2002 году мониторинг зафиксировал 31 подобное выступление.

Не удивительно, что такие установки трансформировались на нижестоящих уровнях

власти в соответствующие организационные мероприятия и конкретные действия. Так,

при аккредитации журналистов и проведении публичных мероприятий стал преобладать

выборочный подход к СМИ, в зависимости от их формы собственности, принадлежности

и политической ориентации. Получили широкое распространение массовые проверки

СМИ всей ратью правоохранительных и контролирующих органов. Не остались при этом

в стороне даже противопожарные службы. Например, как сообщила газета «Уральская

неделя», все СМИ области проверены на предмет противопожарной безопасности.

Предписания на эти проверки содержали ссылку на указание Генеральной прокуратуры.

Не менее широкий масштаб получили гонения на распространителей СМИ, изъятие

тиражей без судебных решений под предлогом их эротичности, порнографичности,

искажения выходных данных, борьбы с экстремизмом и т.д.

Справедливости ради следует отметить, что акимы некоторых областей, пусть и в

разовом порядке, пытались наладить деловые и конструктивные отношения со СМИ.

Однако в общем обличительном хоре их действия и призывы производили впечатление

диссонанса.

За год зафиксировано более 70 подобных мероприятий. Все они имели большой

общественный резонанс и также внесли свою лепту в формирование климата, в котором

пришлось работать СМИ.

Параллельно с вышеописанными процессами шло дальнейшее ужесточение

законодательства. Были приняты законы «О военном положении» и «О правовом режиме

чрезвычайного положения». Согласно им, при введении того или иного положения и

режима вся полнота власти, по сути, переходит к исполнительным органам, вводится

военная цензура, контроль над средствами массовой информации и их материально-

технической базой. Законы «О финансовой полиции» и «О внесении изменений и

дополнений в Закон РК «О прокуратуре» значительно расширили права этих органов по

отношению к каждому правосубъекту и, в частности, к СМИ. В результате эти органы

могут как подключаться к проведению массовых проверок СМИ, так и делать их

самостоятельно. Стали обычным явлением проверки, например, по поручению

Генеральной прокуратуры на предмет соблюдения теле-, радиоканалами языкового

соотношения, печатными СМИ - полноты и точности публикации выходных данных.

Не осталось в стороне от этого процесса и правительство. Достаточно вспомнить его

Постановление от 29.07.2002 г. о регистрации и ежегодной перерегистрации всех

импортируемых средств массовой информации, которое по сути противоречит

Флорентийской конвенции, ратифицированной Казахстаном, о свободном обороте

газетной и журнальной продукции. Или правительственное же Постановление от

11.02.2002 г. № 203, трансформировавшее обычную комиссию по распределению

радиочастот в комиссию по проведению конкурсов на получение права на наземное

телерадиовещание. Не говоря уже о том, что это постановление идет вразрез с Законом РК

«О лицензировании», оно, по сути, превратило названную комиссию в орган,

совместивший в себе функции многочисленных надзорных, правоохранительных и даже

цензорских органов.

К концу 2002 года появился первый вариант нового законопроекта «О средствах

массовой информации». По содержанию он больше напоминает проект закона о

Министерстве культуры, информации и общественного согласия с его новыми

гипертрофированными правами и функциями по отношению к СМИ. При этом остались

практически незамеченными альтернативные проекты этого закона, хотя они и были

разосланы во все инстанции, - «О свободе слова, получения и распространения

информации», подготовленный партией «Ак жол», и «О внесении изменений и

дополнение в некоторые законодательные акты РК по вопросам деятельности средств

массовой информации», подготовленный Фондом защиты свободы слова «Адил соз».

Первый, в частности, упрощал и облегчал учет и открытие средств массовой информации,

предусматривал ряд других мер по реализации права граждан на свободное получение и

распространение информации. Второй проект предлагал декриминализировать защиту

общегражданских личных неимущественных прав, в том числе чести и достоинства,

исключить из КоАП такие неконституционные санкции, как приостановление,

прекращение выпуска СМИ и конфискацию их тиража за малозначительные

правонарушения, по гражданскому законодательству - уравнять СМИ в правах с другими

правосубъектами, исключив, в частности, их заведомую виновность при рассмотрении

споров о защите чести и достоинства.

Всего за год вниманию общества и парламента было предложено 27 проектов законов

и изменений законодательных актов, так или иначе ухудшающих положение СМИ.

Жесткий прессинг СМИ, естественно, не мог не вызвать широкий общественный

резонанс. Ряд авторитетных международных организаций и государств были вынуждены

напомнить казахстанскому правительству, что Казахстан, став членом этих организаций,

взял на себя определенные обязательства по обеспечению демократического процесса и, в

том числе, по соблюдению прав человека и свободы прессы.

Так, например, Госдепартамент США устами зам. пресс-секретаря Филиппа Рикера

23.05.2002 г. заявил: «Соединенные Штаты выражают свою глубокую озабоченность тем,

что недавние инциденты, имевшие место в Казахстане, говорят о попытке запугать

лидеров политической оппозиции и независимых средств массовой информации, а также

поднимают серьезные проблемы безопасности независимых СМИ в Казахстане.

21 мая несколько неизвестных лиц ограбили офис независимой казахстанской газеты

«СолDaт». 22 мая алматинский офис независимой газеты «Деловое обозрение

«Республика» забросали бутылками с зажигательной смесью, в результате чего нанесен

серьезный ущерб…. Право на вещание независимого канала «Тан» приостановлено с

марта, а его кабель был трижды поврежден с тех пор, как он перестал выходить в эфир…

Наш посол в Казахстане Лэрри Непер ясно выразил нашу озабоченность казахстанским

властям и призвал их к проведению независимого и прозрачного расследования

инцидента с поджогом, равно как и других атак на независимые СМИ. Кроме того, он

обсуждает с высокопоставленными официальными лицами Казахстана весь спектр

вопросов о правах человека».

Подобных «внешних» заявлений и оценок мониторинг 2002-го года зафиксировал

более 50.

Не осталась безучастной и отечественная общественность. Прошли

несанкционированные, пусть и немногочисленные, митинги, создавались штабы и группы

по защите отдельных СМИ и журналистов, прозвучали публичные протесты и

нелицеприятные оценки происходящих событий, оживилась деятельность Союза

журналистов Казахстана, Ассоциации электронных СМИ и других неправительственных и

правозащитных организаций. Всего же за год мониторинг зафиксировал более 50

значимых действий и мероприятий по защите журналистами своих гражданских и

профессиональных прав.

Не это ли все вынудило правительство маневрировать? Президент РК публично

провозгласил курс на развитие гражданского общества и демократизацию в стране. Начал

работу Общественный совет по СМИ при Президенте РК и Постоянно Действующее

Совещание по выработке предложений по дальнейшей демократизации и развитию

гражданского общества. И хотя особых успехов в этих начинаниях пока не видно, ясно,

что ни власть, ни журналистика при сложившейся ситуации не могут оставаться

прежними.

 

Глава 3. Нарушения прав средств массовой информации и журналистов

2002 год оказался наиболее тяжелым как для многих СМИ, так, видимо, и для

отечественной журналистики в целом. Мониторинг зафиксировал 525 сообщений о

прямых и существенных нарушениях прав СМИ и журналистов, установленных

действующим законодательством* (в 2001 г. их было 293). При этом латентная, то есть

оставшаяся скрытой часть правонарушений может составить, видимо, еще значительный

довесок.

Подавляющая часть правонарушений, как и в прежние годы, касалась прав частных

СМИ.

Все зафиксированные правонарушения квалифицированы в мониторинге

применительно к действующей системе информационного права и систематизированы в

соответствующих подразделах, исходя из объекта правонарушений. Для лучшего

понимания происходивших в сфере деятельности СМИ процессов выделим 5

укрупненных групп правонарушений, исходя из их общественной опасности и тяжести

наступивших последствий.

1. Уголовно наказуемые деяния, то есть преступления, совершенные в отношении

СМИ и журналистов. В их числе - нападения на СМИ и журналистов, угрозы физического

воздействия, воспрепятствование законной профессиональной деятельности и некоторые

другие, умышленные и совершенные по неосторожности, преступления. Всего

мониторинг зафиксировал 118 подобных правонарушений. По сравнению с прошлыми

годами это можно проиллюстрировать следующей таблицей:

 

Уголовно наказуемые деяния 2000 2001 2002

Нападения 10 12 26

Угрозы и призывы к расправе 0 5 12

Воспрепятствование деятельности 25 31 49

Необоснованное задержание 0 4 15

В 2002 году погибли 7 журналистов - как правило, вследствие ненадлежащей

организации их труда и неустроенности быта. В отношении журналистов и СМИ

получили распространение ранее неизвестные виды преступлений, такие, как поджог,

расстрел оборудования, похищения журналистов и других работников СМИ, публичные

запугивания (угрозы). Это и похоронные венки главному редактору газеты «Деловое

обозрение «Республика» Ирине Петрушевой, и обезглавленный труп собаки,

подвешенный под окном офиса этой же газеты, и поджог этого же офиса, и человеческий

череп, прибитый над дверью редакции газеты «Ак Жайык», и избиения журналистов, в

том числе С. Дуванова, и их необоснованные задержания. Подавляющее большинство

этих преступлений не получили соответствующей оценки со стороны властей, и виновные

в их совершении не понесли заслуженного наказания. Мало помогли в этом и личные

поручения Президента РК и министра внутренних дел.

2. Как мы и прогнозировали, особый размах и драматизм в 2002 году приобрели

правонарушения, которые можно охарактеризовать как «комплексные действия» по

прекращению или ограничению деятельности отдельных СМИ. Это, например, частые

необоснованные налоговые, прокурорские и иные проверки, необоснованные иски о

ликвидации и признании деятельности незаконной, о защите чести и достоинства,

необоснованные обвинения в совершении уголовных, административных и гражданских

правонарушений, одностороннее и необоснованное повышение цен и тарифов, давление

на смежные организации, внесудебное изъятие тиражей и т.п. Все это дает основания

предполагать наличие определенной системы и целенаправленности действий в

отношении «неугодных» СМИ.

Для примера достаточно назвать в г. Алматы газеты «Деловое обозрение

«Республика», «Экономика. Финансы. Рынки», «Assandi Times», телеканал «Тан», в г.

Астана – ТРК «Эра» и газету «Целина», в г. Актюбинске – газету «Диапазон» и

радиостанцию «Рифма», в г. Павлодаре – ТРК «Ирбис», в г. Семипалатинске газеты

«Голос народа» и «Уш анык» и многие другие. Некоторые из них сменили собственника,

другие прекратили свою деятельность по решению того или иного органа, большинство

же вынуждены были закрыться, что называется, добровольно-принудительно.

3. Для того, чтобы ограничить граждан в их конституционном праве на свободное

получение и распространение информации, не обязательно совершать преступления в

отношении журналистов или редакций СМИ. Достаточно ограничить журналисту доступ

к информации. Возможно, поэтому правонарушения, так или иначе связанные с

ограничениями в своевременном получении информации, образуют самую

многочисленную группу в сообщениях мониторинга.

Это такие правонарушения, как необоснованные отказы в аккредитации, прямые

отказы в предоставлении общественно значимой информации, иные необоснованные

ограничения в получении информации, нарушения права СМИ и журналистов на равное

получение информации или создание необоснованных приоритетов в ее получении,

необоснованное ограничение доступа или удаление журналистов с заседаний

государственных коллегиальных органов и судебных заседаний, необеспечение

конституционных норм равного употребления государственного и русского языков,

особенно на публичных встречах, форумах и иных подобных мероприятиях.

Всего мониторинг зафиксировал 263 таких правонарушения. По сравнению с

прошлыми годами это можно проиллюстрировать следующей таблицей:

 

Правонарушения 2000 2001 2002

Отказы и ограничения в аккредитации 7 8 7

Отказы и ограничения в предоставлении

информации 135 176 213

Отказы и ограничения в приеме и

присутствии на заседаниях 22 26 36

Среди нарушителей, как и ранее, фиксируются должностные лица всех уровней,

бизнесмены, пресс-секретари, чьей основной обязанностью является расширение связей с

общественностью и обеспечение СМИ объективной информацией, судьи, прокуроры.

Однако вряд ли было бы правильным списывать все только на отсутствие доброй

воли со стороны чиновников от государства и бизнеса. Здесь, очевидно, играют свою роль

и общий климат, культивируемый властями по отношению к СМИ, и несовершенство

нашего законодательства. Например, Закон РК «О средствах массовой информации»

содержит нормы о праве журналистов на сбор и получение информации, но ни один

законодательный акт не содержит обязанности чиновника или, тем более, их

ответственности за отказ в ее предоставлении. Имеющиеся в КоАП РК ст. 347 – «Дача

СМИ заведомо ложной информации» и ст. 352 – «Препятствование выполнению законной

деятельности журналиста» в сложившемся положении ничего не меняют. Во-первых,

потому, что эти статьи не решают основной вопрос - ответственности за отказ или

уклонение от предоставления общественно значимой информации. Во-вторых, видимо,

вследствие того, что Министерство культуры, информации и общественного согласия,

которому предоставлено право решать такие вопросы, больше занято «разборками» со

СМИ, нежели их защитой.

Фонд «Адил соз» в числе прочих предложений по либеризации законодательства в

отношении СМИ внес в Мажилис и предложение об установлении административной

ответственности за отказ от предоставления СМИ общественно значимой информации.

Хватит ли у парламентариев для этого доброй воли и мужества, покажет будущее.

4. К четвертой группе можно отнести нарушения, препятствующие нормальному

творческому и производственному процессу. Это, например, такие правонарушения, как:

– нарушение сроков постановки СМИ на учет, отзыв и необоснованные

приостановления действия лицензий, выпуска (выхода) СМИ и прекращения их выпуска.

В 2002 году мониторинг зафиксировал 32 таких правонарушения;

- необоснованное вмешательство в творческий процесс, в том числе требования о

цензуре публикаций материалов или, наоборот, о снятии материалов с публикации. Никак,

видите ли, некоторые чиновники, в том числе высокопоставленные, не привыкнут, что

СМИ независимы и подчиняются только закону. Таких нарушений зафиксировано 14;

- нарушение хозяйственных прав средств массовой информации и препятствование их

распространению. Это и незаконное отключение телерадиопередатчиков, и ограничение

доступа к веб-сайтам, и прямое внесудебное изъятие средств массовой информации и

других изданий. Сами СМИ связывают ущемление своих хозяйственных прав с давлением

властей. Думается, они недалеки от истины, поскольку касаются эти нарушения, в

основном, частных и инакомыслящих СМИ. Проблемы с распространением большей

частью создают контролирующие и силовые структуры. При этом приходится только

сожалеть, что все чаще в этот процесс, например, в незаконное изъятие тиражей,

втягивается полиция, то есть та структура, целью которой является служение закону. В

мониторинге 2002 года 55 таких нарушений. В общей же сложности по данной группе

зафиксировано 101 правонарушение.

5. И, наконец, к пятой группе отнесены нарушения, касающиеся авторских и

трудовых прав СМИ и журналистов, а также прочие правонарушения. Таких фактов в

2002 году зафиксировано 43. Это и запреты работодателей печатать авторские материалы

в других изданиях, и незаконные задержки заработной платы, и повсеместные

переработки сверх нормальной продолжительности рабочего времени, и незаконные

увольнения. Кроме того, это и необоснованные вызовы в правоохранительные органы,

установление наружного наблюдения, обыски и возбуждение уголовных дел.

 

Глава 4. Конфликты. Обвинения, инкриминируемые СМИ и журналистам

Сообщения об обвинениях журналистов и СМИ в совершении уголовных,

административных и гражданско-правовых правонарушений, а также сообщения о

конфликтах между самими СМИ, журналистами и авторами отнесены, как и в прошлые

годы, к третьему разделу мониторинга. В мониторинге 2002 года зафиксировано 278 таких

сообщений* против 228 в 2001 году.

Подавляющее большинство этих обвинений в последующем не подтвердились и, по

существу, также явились нарушением прав СМИ и журналистов. Однако они изначально

не могли быть отнесены к предыдущим разделам, поскольку проходили стадии

предварительного или судебного следствия, судебных слушаний или проверок.

Все приведенные в данном разделе сообщения делятся на 4 группы:

- обвинения журналистов и должностных лиц редакций в совершении уголовно-

наказуемых деяний (преступлений);

- обвинения, инкриминируемые журналистам, должностным лицам редакций и

средствам массовой информации, в совершении административных правонарушений;

- обвинения СМИ и журналистов в нарушении личных неимущественных и иных

гражданских прав других правосубъектов;

- обвинения, выдвинутые средствами массовой информации и журналистами, о

нарушении их гражданских прав.

1. Количество обвинений журналистов и работников редакций в совершении

уголовно наказуемых деяний в 2002 году по сравнению с 2001 годом несколько снизилось

– 24 против 26. Однако круг таких обвинений по видам правонарушений расширился.

Преобладали, как и в прошлые годы, обвинения в клевете (ст. 129 УК РК) – 5 случаев,

в посягательстве на честь и достоинство Президента РК (ст. 318 УК РК) – 5 случаев. В то

же время появились новые, еще более впечатляющие обвинения, такие, как в незаконном

предпринимательстве (ст. 190 УК РК) - 2 случая, обвинения во вмешательстве в

деятельность следствия (ст. 399 УК РК) - 2 случая, обвинения в поджоге редакции (ст. 187

УК РК), организации незаконного митинга (ст. 334 УК РК), разглашении госсекретов (ст.

172 УК РК), хулиганстве (ст. 257 УК РК), убийстве (ст. 96 УК РК), изнасиловании (ст. 120

УК РК) и некоторые другие.

Насколько обоснованы подобные обвинения и соответствующие судебные

приговоры? Думается, здесь уместно вспомнить слова Министра внутренних дел К.

Сулейменова, произнесенные им на одной из пресс-конференций, о том, что они

ежемесячно фиксируют 2-3 нарушения по ст. 318 УК РК – «Посягательство на честь и

достоинство Президента РК», однако, уголовные дела не возбуждают, так как это касается

личных неимущественных прав. Подобная легкость выводов по сложнейшим делам,

касающимся творческих произведений, где, порой, и эксперту-то трудно разобраться,

думается, звучит несколько легковесно, если не сказать больше, особенно если знать, что

возбуждение уголовных дел по ст. 318 УК РК не прекращается.

2. Вторая группа – это сообщения об официальных или высказанных публично

обвинениях журналистов, должностных лиц редакций и средств массовой информации в

совершении административных правонарушений.

Обвинения в совершении административных правонарушений в 2002 году получили

чрезвычайно широкое распространение. В 2002 году мониторинг зафиксировал 92

подобных обвинения против 17 в 2001 году - рост более, чем в пять раз. И это далеко не

полная картина. По сообщениям министра культуры, информации и общественного

согласия, органами его ведомства только за неполный 2002 год было выявлено 81

административное правонарушение, по 47 были составлены протоколы, по 34 сделаны

письменные и устные замечания. Добавьте сюда органы прокуратуры, внутренних дел,

транспорта и коммуникаций, налоговые органы, которые также вправе возбуждать и

возбуждали административные производства в отношении СМИ, приплюсуйте обвинения

и рекомендации Комиссии по проведению конкурсов на получение права на наземное

телерадиовещание. Картина получится еще более удручающей, поскольку среди

административно-правовых санкций сегодня числятся: приостановление и прекращение

действия лицензий, приостановление и прекращение выпуска (выхода в эфир) СМИ,

конфискация тиражей и даже ликвидация юридического лица. В то же время мониторинг

не зарегистрировал со стороны перечисленных органов ни одного производства в защиту

журналистов или СМИ. Вот уж действительно – один с пером, семеро - с топором.

Наиболее распространенные обвинения - в нарушении порядка объявления выходных

данных (ст. 350 КоАП РК) – 58 сообщений, нарушении порядка выхода в эфир

телерадиопередач и рекламных роликов (ст. 349 КоАП РК) – 7 случаев, нарушении

соотношения вещания на государственном и других языках (ст. 342 КоАП РК) – 8

случаев, нарушении порядка распространения порнографической и эротической

продукции (ст. 339 КоАП РК) – 6 случаев, а также обвинения в нарушении сроков

постановки на налоговый учет, неисполнении требований судисполнителя и предписаний

прокурора и даже в нарушении строительных норм и правил. При этом, видимо, в пылу

борьбы порой выдвигаются такие обвинения, как неточное наименование МКИОСа и

свидетельства о постановке на учет, неточное написание фамилии и инициалов главного

редактора, ошибки в наименовании типографии или ее адреса, - и все это влечет

применение соответствующих санкций.

3. К третьей и по-прежнему самой многочисленной группе третьего раздела отнесены

сообщения об обвинениях средств массовой информации в нарушении личных

неимущественных и иных гражданских прав, таких, как честь, достоинство и деловая

репутация, право на собственное изображение, тайну личной жизни, а также обвинения в

причинении публикациями вреда имущественным интересам правосубъектов. В

мониторинг включены сообщения об обвинениях как официальных, так и высказанных

публично, которые дальнейшего развития могли и не получить. Чисто хозяйственные

споры между СМИ и другими правосубъектами практически не учитывались, поскольку

они, как правило, не имеют непосредственного отношения к праву граждан на свободу

слова.

В 2002 году мониторинг зафиксировал 153 таких конфликта или спора, что на 8

случаев меньше, чем в 2001 году. Однако это не значит, что в целом накал обвинений

снизился. Для сравнения достаточно привести следующую таблицу:

Обвинения, инкриминируемые СМИ и журналистам 2001 г. 2002 г. +/-

Обвинения в совершении преступлений 26 24 -2

Обвинения в совершении административных 17 92 +75

правонарушений

Обвинения в нарушении личных неимущественных прав 161 153 -8

Авторами исков к СМИ являлись 35 юридических лиц, чиновников – 56, бизнесменов

– 13, граждан – 47, служителей культа – 2. Сумма возмещения морального вреда,

заявленная в исках, составила более 480 млн тенге.

Причинами подобного развития событий в сфере деятельности СМИ, видимо,

являются как архаичность нашего законодательства, по которому гражданско-правовая

ответственность СМИ наступает независимо от наличия вины, если они не докажут

достоверность опубликованных сведений, так и климат неприятия чужого мнения и, тем

более, критики, которая повсеместно культивируется.

В результате, несмотря на то, что СМИ являются необходимейшим общественным

институтом и основным инструментом реализации права граждан на свободу выражения

своих взглядов, убеждений, получения и распространения информации, в сфере

повседневных общественных отношений преобладает предвзятость, порой

подсознательная, к «журналюгам», как к бесцеремонным и незваным гостям чопорного

застолья. Все это в последующем не может не перетекать в сферу судебной практики.

Так, по-прежнему ни в одном имеющемся у нас судебном решении, вынесенном в

2002 году по спорам о защите чести и достоинства, нет ссылок на нормы Конституции,

которые, как известно, имеют прямое действие и высшую юридическую силу, не говоря

уже об их принципиальном значении. Также ни в одном судебном решении не

встретились определения жанра публикаций, творческих приемов и их соотносимости и

допустимости. Отсюда, очевидно, и отсутствие разграничения опубликованных сведений

и мнений. Похоже, большинство судей считают: все, что опубликовано – это всегда

сведения, за которые можно и должно наказать.

Добавим к этому, что решения о защите чести и достоинства, как правило, выносятся

при отсутствии у истца доказательств факта нарушения его личных неимущественных

прав, к тому же по делам о защите чести и достоинства не существует сроков исковой

давности. Стоит ли удивляться, что средства массовой информации в большинстве

случаев проигрывают такие споры.

4. К четвертой группе отнесены сообщения об исковых требованиях СМИ и

журналистов по защите своих гражданских прав. Их количество еще невелико – всего 9,

но растет от года к году. Среди них 5 исков о возмещении вреда, причиненного

неправомерными действиями должностных лиц, 2 иска о предоставлении информации и 1

иск о защите чести и достоинства. Приходится только сожалеть, что СМИ и журналисты

так редко используют предоставленные законом права для защиты своих интересов. Будь

по-иному, количество обвинений в их адрес наверняка бы значительно поубавилось.

 

Глава 5. Заключительные положения

Как сами журналисты, так и общественные организации сходятся во мнении, что 2002

год был исключительно тяжелым для отечественной журналистики и свободы слова в

целом. Исполнительной властью было предпринято беспрецедентное наступление на

права прессы. При этом наступление развивалось в направлении как ужесточения

законодательства, так и его нарушения. Но, похоже, «скорбный труд» по укрощению

СМИ оказался не только неблагодарным, но и напрасным. Отечественная журналистика

становится качественно другой, но вряд ли ручной. Начинают активно использоваться

полутона, подтексты и другие приемы эзопова языка, так что «крамольные» мнения и

мысли все-таки пробиваются к аудитории.

Судя по всему, под влиянием общественного мнения вынуждена меняться и власть.

Или, во всяком случае, маневрировать. Впервые за всю историю независимого Казахстана

появились некоторые зачатки общественного диалога. Искренне ли при этом желание

власти что-то изменить в сторону улучшения, или это просто отвлекающий маневр,

покажет будущее.

Своеобразной лакмусовой бумажкой искренности намерений власти, думается,

должен стать новый закон «О средствах массовой информации». Если он будет принят в

версии Министерства культуры, информации и общественного согласия, подготовленной

в конце 2002 года, то о свободе прессы, скорее всего, придется просто забыть. Достаточно

сказать, что проект предоставляет право Министерству (МКИОС) как уполномоченному

органу осуществлять государственную политику в области СМИ независимо от форм их

собственности, вопреки ч.3 ст.20 Конституции РК расширяет исчерпывающий перечень

случаев злоупотребления свободой слова, предоставляя при этом МКИОС право

превентивного отказа в постановке на учет СМИ по подозрению в возможности

злоупотребления свободой слова, целый комплекс гражданско-правовых вопросов

переносит в область административно-правовых отношений, передавая их на разрешение

МКИОС. Кроме того, МКИОС предоставляется право контролировать соблюдение

средствами массовой информации всего комплекса действующего законодательства РК,

осуществлять контроль за соблюдением лицензионного законодательства, включая

условия, указанные в лицензии, решать вопросы, пусть и в порядке, установленном

законодательством, выдачи, приостановления действия и отзыва свидетельств о

постановке на учет СМИ, а также лицензий на теле- радиовещание и еще много других

прав, ограничивающих тем или иным образом свободу слова и права средств массовой

информации и граждан.

Первый вариант законопроекта о СМИ встретил массовое и хорошо

аргументированное противодействие общественности, так что, в каком виде будет принят

закон, зависит от мужества и мудрости депутатов. Тем не менее, приходится признать, что

2003 год сулит прессе мало хорошего, ведь раскрученный маховик сам по себе

остановится не скоро. Судя по всему, центр тяжести как в экономике, так и в политике

постепенно смещается в регионы и районы, хочет того центральная власть или нет. Там

же следует ожидать и наибольшее количество нарушений прав СМИ и журналистов. В

целом их количество вряд ли будет меньше, чем в 2002 году.

 

 
 © 2005 Adilsoz.kz.